Государственный реестр избирателей, как продукт некомпетентности сторон

18.09.2009
автор: Алексей Светиков

Намерение Центральной избирательной комиссии осуществить первичную проверку сведений государственного реестра избирателей в срок до 15 сентября, как и ожидалось, провалилось. На 16.09.2009 г. все 34 отдела ведения госреестра Луганской области вместе внесли 19 тыс. исправлений, что составляет 1% от количества имеющихся записей. А это мало, ведь число ошибок в реестре может превышать 50%.

10 сентября руководитель отдела администрирования госреестра Луганской ОГА Сергей Меняйло сообщил журналистам, что срок проверки продлен до Нового года. И это еще один парадокс, ведь ЦИК пока не принимал решения, отменяющие пункт первый Постановления ЦИК от 18.05.2009 г. №27, согласно которому первичная проверка реестра проводится с 1 июня по 15 сентября 2009 года. Неужели центризбирком дал подконтрольным структурам задание нарушать свое же постановление?

Впрочем, по нашему мнению, продление срока проверки до Нового года - ничего не изменит. Достаточно вспомнить аналогичную историю с проверкой пресловутых «общих списков», которая проводилась в 2005-2006 годах; тогда за стоившую сотни миллионов гривен 4 месячную кампанию пришли «провериться» от 3 до 5 % избирателей. И потом,  чтобы 34 отдела приняли и обработали миллион заявлений от луганчан, тратя на каждого хотя бы 5 минут - для этого потребуется не меньше года. А потому осуществить первичную проверку сведений госреестра до Нового года – невозможно.

Увы, наши чиновники, принимающие решения, не помнят не только недалекое прошлое, но и правила арифметики.

 

Ступенями выборов, ведущими вниз

Удивительно, но чехарда со списками избирателей, а теперь – и с государственным реестром избирателей, происходит в государстве, которое совсем недавно имело тотальную систему контроля за местонахождением граждан. В паспортных столах на каждого из нас до сих пор имеется отдельная карточка. И когда мы переезжаем в другой город, эта карточка переезжает вслед за нами, все такие перемещения там фиксируются, от рождения до тризны. Как могло случиться, что при таком контроле за перемещением граждан, в государственном реестре избирателей так много ошибок?

Я впервые участвовал в выборах в качестве наблюдателя в 1990 году, и именно тогда были самые точные списки избирателей, которые я помню. Формально их составляли избирательные комиссии на основе информации, передаваемой исполкомами. А в действительности списки по населенному пункту печатались в паспортных столах на основе регистрационных карточек. По домам и улицам. Печатались, кстати, еще на пишущих машинках. Исполкомы же «резали» эти списки, разнося жильцов конкретных домов по соответствующим избирательным участкам.

Позднее появились списки избирателей, набранные при помощи компьютера, работа с ними (для исполкомов) была существенно легче. Увы, именно тогда и произошел разрыв между информацией, собираемой паспортными столами на бумажных карточках, и списками в электронной форме. Люди достигали совершеннолетия или умирали, приезжали в город или уезжали из него, все это отражалось в регистрационных карточках, находящихся в паспортных столах, и не отражалось в электронном списке, на основе которого составлялись списки избирателей по участкам.

Конечно, перед каждыми выборами люди имели возможность исправить ошибочную информацию о себе и своих родственниках, обратившись в избирательную комиссию. Более того, членов УИК, работающих преимущественно на общественных началах, обязывали заниматься этим же. Вплоть до хождения по квартирам.  И первые, и вторые тратили на исправление списков массу времени, а ошибок из года в год становилось все больше. Спросите, как это возможно? Дело в том, что избирательные комиссии вносили исправления только в списки, находящиеся на избирательных участках. После голосования они хранятся (по закону) в течение года, а затем уничтожаются. А внесением изменений в общий список по населенному пункту никто не занимался, да он собственно и не был предусмотрен никакими законами. Но на следующих выборах исполкомы составляли новые списки избирателей по участкам, используя все тот же не исправленный вариант. Содержащий те же ошибки, плюс новые, появившиеся после выборов. И так 7 раз подряд, в 1998, 1999, 2002, 2004 (два раза), 2006, 2007 годах. Сколько сил и времени миллионов людей ушло в никуда?! А умей украинские чиновники хотя бы немного думать, то за эти семь избирательный кампаний у нас был бы почти идеальный реестр.

Пока же мы имеем другое. Гражданка Н. из Кременной семь раз писала жалобы на неточности в списках. Ее мать умерла в 1999 году, но подобно птице Феникс каждый раз появлялась в списке избирателей. По жалобе ее исключали, но только до следующих выборов. Несомненно, что ее фамилия значится и в госреестре избирателей образца 2009. А значит, появится она и в списке избирателей на выборах 2010.

 

Жертвы борцов с фальсификациями

Закон «О выборах народных депутатов Украины» в редакции 2005 года был не первой, но самой отчаянной попыткой дилетантов от власти предупредить фальсификации путем совершенствования законодательства. Сизифов труд! В частности, правовые новеллы, касавшиеся списков избирателей, были направлены не столько на обеспечения возможности реализации гражданами конституционного права выбирать, сколько на борьбу с «двойниками». В результате в избирательном законодательстве появились такие новшества, как «общий список избирателей» и «рабочая группа учета избирателей».

 Чем отличался общий список избирателей от обычных, в которых избиратели расписываются при получении бюллетеня? Одной дополнительной графой, для информации о месте рождения избирателя. Единственная цель – выявить двойников. В случае, когда в списке имеются избиратели с одной  фамилией, именем, отчеством и датой рождения, сравнив место рождения можно определить, разные ли это люди, либо один и тот же человек, зарегистрированный по нескольким адресам.

В исполкомах информации о месте рождения граждан не было, и быть не могло. Такая информация была (на бумажных носителях) в паспортных столах, но рабочие группы, готовившие общие списки, по закону 2005 года создались не в милиции, а в исполкомах. Туда же шло и финансирование.

В ноябре 2005 года ЛОО КИУ провел мониторинг качества общих списков, составленных в Луганской области (отчет «Списки избирателей: есть проблемы», публиковался в региональных СМИ). Методом погружения: активисты КИУ приходили в рабочие группы с целью проверки информации о себе и своих родных. Неплохой была ситуация по Сведловску и сельхозрайонам, сложной – по Луганску. Но наиболее удручающими были результаты мониторинга общего списка по Северодонецку, во всех случаях (!) информация о месте рождения не соответствовала действительности. Мы сделали (еще тогда) вывод, что информация о месте рождения для общего списка в Северодонецке попросту была выдумана.

Еще одной искусственно созданной проблемой стал перевод списков избирателей, во многих городах до этого существовавших на русском, на украинский язык при помощи компьютерной программы «Руты». В результате в общем списке появилась масса дополнительных ошибок. И не только в написании фамилий, например в реестре по городу Краснодону ул. Осипеко по-украински указана как улица Осипенко.

 Разработчики закона образца 2005 года планировали, что после составления общего списка избиратели с течении двух месяцев (с 1 ноября 2005 по 1 января 2006 года) проверят в нем информацию относительно себя и она, таким образом, будет уточнена. Срок продлевался тогда еще на 2 месяца, но в итоге список проверили от 5 до 7% избирателей Луганской области. Тем самым граждане убедительно продемонстрировали нежелание заниматься ерундой, придуманной на государственном уровне. Случилось это к счастью для рабочих групп: для проверки общих списков по всем избирателям им потребовалось бы до двух лет интенсивной работы.

На наш взгляд, проблемы общего списка 2005 года возникли из-за крайне неудачного закона, создание его тогда нужно было поручить МВД – с соответствующим финансированием. У милиции имелась для этого необходимая информация, пусть и в допотопном «бумажном» виде. С МВД можно было бы спросить и за качество работы. А вот для ознакомления населения готовый общий список следовало бы передать в исполкомы. Но хуже другое: ясно видя полный провал со списками, многочисленная чиновничья рать не сделала ничего, чтобы адекватно отреагировать на ситуацию.

Мы столь подробно описали злоключения с общим списком избирателей, созданным в 2005 году, как раз потому, что он и стал основой государственного реестра избирателей Украины. И все многочисленные ошибки, имевшиеся в общем списке, попали в  госреестр. Устранить их в разумный период времени невозможно.

 

Если Вам не принесли уведомление, это еще не значит, что вас нет в реестре

Проверка общего списка, производившаяся в 2005 году, и проверка данных госреестра образца сентября 2009 года – достаточно похожие процедуры. Отличие скорее технологическое. Если проверять списки призывали всех, то обращаться по поводу реестра приглашали лишь тех избирателей, которые уже обнаружили относительно себя ошибки. Для этого Центризбирком для каждого избирателя, внесенного в реестр, напечатал «Уведомление о проведении первичного уточнения персональных данных Госреестра избирателей». С распечаткой данных: фамилии, имени, отчества, даты и места рождения, избирательного адреса. В извещении избирателю предлагали в случае обнаружения какой-либо ошибки, обратится в «свой» отдел ведения государственного реестра с заявлением об ее устранении. Доставить извещения по адресам избирателей (по избирательным адресам) должна была «Укрпочта».

Неожиданно оказалось, что сделать это надежно «Укрпочта» больше не может, по нашим оценкам до адресатов в Луганской области не дошло около четверти уведомлений.

Причин этого несколько. Важнейшей является то, что часть граждан Украины уже не имеет привычки получать какие-либо почтовые отправления. Писем им никто не пишет, и они их ни от кого не ждут. Часто у этих граждан вообще нет почтового ящика. А если он есть, то в него никогда не заглядывают, или  заглядывают крайне редко. Можно и сегодня, пройдясь по подъездам многоэтажек, обнаружить в разбитых почтовых ящиках «невостребованные» уведомления ЦИК. В отличие от почтальонов «Укрпочты», члены избирательных комиссий, как правило, не используют для доставки своих уведомлений почтовые ящики, а разносят их по квартирам. Что значительно более эффективно.

Увы, у «Укрпочты» на этот раз были и собственные проблемы. По нашим наблюдениям, значительна часть уведомлений оказалась в почтовых ящиках не тех адресатов, которые указаны в уведомлении. Почта явно была не в состоянии справиться с сортировкой экстремально большого количества корреспонденции, и уведомления оказывались у почтальонов другого отделения, не обслуживающего данный адрес. А руководитель отдела администрирования Луганской ОГА приводил и вовсе скандальную информацию. Согласно которой целые упаковки уведомлений, предназначенные для одного населенного пункта, обнаруживались совсем в другом.

Из хаоса, в который превратилась деятельность «Укрпочты» в последнюю неделю августа и первую неделю сентября, следует сделать два важных вывода:

- для государства: у него нет больше возможности уведомить о чем-то своих граждан через почту. Раньше – была, теперь - нет;

- для избирателя, не получившего уведомление: это не означает, что вы не включены в госреестр. Возможно, что вы просто попали в те 25% граждан, чьи уведомления потерялись.

 

А что собственно с самим реестром?

На эту избирательную кампанию КИУ не смог найти средства для организации традиционного наблюдения, и отслеживает отдельные ее стадии нестандартными средствами, не требующими финансирования. Для мониторинга качества реестра избирателей мы инициировали обсуждение его на нескольких Интернет-форумах, имеющих функцию опроса (сайты городов Краснодон, Красный Луч, Первомайск, Северодонецк и Луганск - 2 форума). Понятно, что данные этих Интернет-опросов не являются репрезентативными, и могут использоваться исключительно как качественные, индикативные показатели.

Согласно им, наиболее остро проблема недоставки уведомлений стоит в Красном Луче, Луганске и Первомайске. При чем в последнем городе уведомления не получили все жители отдельных кварталов. В среднем по области, по результатам этих опросов, не получили уведомления примерно 25% избирателей. В 50% полученных уведомлений содержалась правильная информация, в 20% были допущены ошибки в написании фамилии, имени, отчестве, в 3% - неправильно указана дата, в 27% - ошибка в месте рождения.

Существенно отличаются результаты Интернет-опроса по Северодонецку, тут указали, что не получили уведомление 15% участников опроса. Среди получивших уведомления 26% опрошенных считают, что ошибок в них нет, 74% указывают на различные ошибки. Ошибки распределены следующим образом: в фамилии, имени, отчестве – 19%, в дате рождения – 8%, в информации о месте рождения – 73%.

В целом результаты наших опросов не противоречат обобщенной информации о результатах работы отделов ведения госреестра в Луганской области. На 16 сентября в госреестр были внесены изменения, касавшиеся 19100 избирателей, из этого числа на 3 района Луганска приходится 40%, на Северодонецк – 10%. В том числе в 11000 случаях были внесены изменения в информацию о месте рождения, в 1450 случаях информации об избирателе не было в реестре вообще, в 1200 случаях – был неправильно указан адрес.

В целом надо признать, что качество госреестра несколько хуже, чем качество общего списка в марте 2006 года. По-прежнему вне реестра находятся 5-10% жителей Луганской области, большинство из которых это вполне устраивает. Кроме того, в реестре остаются те же 5-10% мертвых душ. И определить точное количество первых и вторых - никакая статистика не поможет.

 

Что делать?

Ответ на этот вопрос зависит, прежде всего, от цели, которую ставит перед собой вопрошающий. Можно продолжать придумывать все новые нормы, ограничивающие соперника на будущих выборах. А можно попытаться разгрести ворох проблем, созданных многолетним «новаторством» в сфере избирательного законодательства.

На наш взгляд, на сегодня самый эффективный способ сразу и существенно улучшить качество госреестра избирателей – исключить из него информацию о месте рождения. В результате такого простого шага будет исключено до 70% имеющихся в нем ошибок. Причем, это никак не повлияет на формирование списков для президентских выборов 2010 года - информация изначально была лишней. Что касается «двойников», то для выявления их можно использовать более простые и дешевые инструменты.

Кроме того, следует, наконец, отказаться от идеи «строить» народ на проверку очередного реестра или списка. Главным инструментом для уточнения реестра избирателей должны стать ведомости избирательных комиссий о включении или исключении избирателей из списков, о внесении изменений. И тогда после 3-4 избирательные кампании у нас появится качественный государственный реестр избирателей. Без истерик и лишних затрат бюджетных средств.

 



 

комментарии


чтобы поместить сообщение или комментарий вам нужно войти под своим логином

Специальные проекты